Как прожить горе, не избегая его?

В статье психолога и мамы ребенка со СМА Маргариты Руцкой  рассказывается о том, как пережить утрату близкого человека, и какая помощь может понадобиться людям, проживающим период острого горя.

Тема потери близка каждому из нас. А в семьях, где ребенок живет с неизлечимой болезнью, эта тема витает в воздухе, не дает уснуть по ночам, заставляет пересматривать ценности и жизненные ориентиры. Многие из семей с диагнозом СМА лично сталкиваются с самой острой из потерь — смертью собственных детей. Как это возможно пережить? Как найти силы жить дальше? Как не сойти с ума в глубоком горе? Как поддержать друг друга в проживании потери?
 
Мы живем, связываем себя отношениями с дорогими нам людьми, создаем семьи и заводим детей, отдавая себя, ощущая их как свое будущее. Привязываясь к близким и родным, мы бессознательно ожидаем от этих связей стабильности, надежности, долговечности… и не загадываем расставания и потерь. Наши близкие и наши дети становятся будто бы частью нас, частью нашего внутреннего мира, ориентиром в построении жизненных планов и целей, опорами, вокруг которых выстраиваются смыслы нашей жизни.
 
Потеря — это всегда внезапное событие. Даже при тяжелой болезни близкого мы никогда не знаем, когда наступит последняя наша встреча с ним и как мы это сможем пережить. И когда этот момент наступает, привычный ход вещей останавливается, мир рушится и перед нами лежит путь горевания, по которому нам придется пройти…
Смерть близкого человека — это удар по всему нашему существу. Самой первой реакцией обычно является шок и отрицание: мы не можем принять факт произошедшего, вписать это в сценарий своей жизни и осознать произошедшее. Мы можем ощущать оцепенение, замираем изнутри, бессознательно надеясь на то, что это лишь недоразумение, страшный сон, который вот-вот должен завершиться,
воспринимаем происходящее как нереальное, все еще ищем пути что-то исправить и изменить. Такая реакция, словно подушка безопасности для нашей психики, позволяет подготовиться к проживанию горя, отодвигая его сроки, давая нам возможность поэтапно погружаться во тьму своего горя. И такое состояние является нормальным для человека, столкнувшегося с потерей — дезориентация, невозможность проживать чувства, отрицание и шок.
 
По истечении времени и событий, мы начинаем постепенно осознавать случившееся. Если близкий был с нами рядом и мы проводили много времени вместе, эмоционально разделяли многие моменты нашей жизни, мы начинаем остро чувствовать отсутствие его, мы начинаем ощущать эту потерю: невозможность дотронуться, поговорить, позвонить, обнять, не ощущаем присутствия рядом родного человека, а лишь внезапно образовавшуюся пустоту…
 
На психологическом уровне мы можем переживать это как психическую смерть самого себя, как потерю важных частей себя, утрату смысла жизни, дезориентацию высшего уровня. Психика находится в крайне стрессовом состоянии: могут происходить зрительные и слуховые галлюцинации с участием того, кого мы потеряли, могут появиться ранее чуждые нам симптомы: панические атаки, чувство деперсонализации, тоннельное восприятие жизни, навязчивые мысли и действия, аффективные реакции на незначительные события. Многие из нас склонны в такие периоды стыдится окружающих, бояться делиться своими переживаниями, ненавидеть весь мир, впадать в ярость, искать виноватых в произошедшем, начиная с себя и заканчивая высшими силами. Это может сопровождаться и рядом осложнений на физическом уровне: апатией, бессонницей, потерей аппетита, аутоиммунными заболеваниями, многими психосоматическими заболеваниями. Не стоит ругать себя за такие реакции, они являются нормальными, они сигналят о том, что произошел страшный жизненный удар, что сейчас мы ранены и очень уязвимы.
Самое ценное, что мы можем сделать для себя в этот период — это принять свое горе, осознать границы того, на что мы могли повлиять и на что повлиять не смогли, искать поддерживающее окружение, с кем можно было бы разделить наше горе, ограничить нагрузку на свою психику и организм в целом, осознать необходимость проживания своего горя и дать себе право на это горевание: на проживание отчаяния, ярости, пустоты, одиночества, скорби, печали. Если мы сдерживаем себя в проживании этого горя, мы лишь запираем его внутри себя, рискуя остаться в нем и лишь усугубить течение этого процесса: все силы начинают уходить на удержание непрожитых чувств, мы лишаем себя сил на изменения и восстановление, не даем глубокой ране исцеляться и перерождаться в шрам, с которым можно будет жить дальше. Не зря говорят, что малая слеза лечит большое горе. Если мы позволим своему горю совершать работу исцеления, то оно постепенно перерастет в светлую печаль и трепетную память о нашем близком человеке, благодаря которой мы сможем пронести любовь к нему сквозь всю свою оставшуюся жизнь.
 
Самыми тяжелыми периодами принято считать первый год после потери и праздники, которые придется встретить без ушедшего человека: встречу Нового года и весны, годовщину его Дня рождения или значимых событий, не раз придется рассказать историю своей потери знакомым и пережить заново боль утраты. Но только так мы сможем вписать в свою жизнь факт случившегося, принять эту потерю, свыкнуться с ней, получить поддержку других людей и научиться жить дальше.
 
Когда мы сталкиваемся с потерей близкого человека, перед нами стоит ряд задач, которые приходится решать на высшем духовном уровне. Мы начинаем осознавать судьбу близкого человека как отдельного от нас: со своей историей, со своей непредсказуемой судьбой, которую мы не в силах проконтролировать и спланировать, совершаем работу по принятию и признанию этого факта. Мы пересматриваем смысл своей жизни или даже выстраиваем новые после утраты прежних. Мы присваиваем тот опыт, который получили от контакта с ушедшим: принимаем то, чему мы смогли у него научиться, что получить, что можем сохранить в себе и пронести сквозь жизнь в воспоминаниях.  Мы начинаем острее чувствовать непредсказуемость и хрупкость человеческой жизни, иначе проживать каждый новый миг своей жизни.

Как поддержать близкого человека в это время?

Когда потеря произошла не с нами, а с кем-то из наших знакомых и мы не знаем, как его поддержать, то важно осознавать некоторые вещи. Зачастую мы пытаемся совершать определенные действия по отношению к другому, исходя только из своего личного опыта, из своих личных представлений о жизни — такое явление в психологии называют проекцией. Но такие действия могут не принести удовлетворения тому, к кому они направлены, а порой и причинить вред. Это происходит потому что все мы очень разные, для каждого из нас существуют свои предпочтения, привычки, ценности и слабые места. Иными словами, то что хорошо для нас может быть неприемлемым для другого. Но что же тогда нам остается делать, если мы пытаемся помочь кому-то, с кем произошло страшное горе?

Во-первых, мы должны сами для себя осознать, что именно побуждает нас обратиться к горюющему? Возможно, нам невыносимо видеть его боль и хочется устранить источник переживаний рядом с собой? Возможно, бессознательно мы включились в роль спасателя и стремимся испытать свою силу за счет слабости горюющего? Возможно способы проживания горя другого совсем не похожи на то, как мы сами проживаем горе? Причин может быть разное множество. Но если они хоть как-то пересеклись с упомянутыми мотивами, то наше вмешательство в жизнь горюющего человека может стать токсичным для него и лишь причинить ему страдание.

Если же мы дорожим этим человеком и настроены помочь ему, то самым важным в данном случае станет способность прислушаться и услышать, что же именно ему нужно в этот момент больше всего. Для этого не стоит пытаться применять свои собственные методы, а можно донести о своей обеспокоенности, о своих чувствах к нему: «я переживаю о тебе», «я хочу тебя поддержать», «ты можешь на меня положиться», «я готов тебе помочь, чем смогу», «если ты захочешь поговорить, то я рядом». Важно дать возможность выбирать или отказываться от нашей поддержки, не навязывать ее. Важно давать человеку право быть уязвимым, растерянным, озлобленным, угнетенным, опустошенным — важно разрешить ему быть в его горе, проживать его чувства рядом с нами, если мы сами чувствуем в себе устойчивость для такой поддержки или способны разделить и пережить эти чувства вместе с ним.

Одним из самых токсичных способов поддержки является так называемое «позитивное мышление» — когда вопреки чувствам горюющего ему пытаются внушить настрой на позитивное восприятие реальности. Вместо того, чтобы разрешить прожить и отпустить чувства скорби и печали, советуют активно включаться в жизнь и начинать новые дела, совершать энергозатратные поступки развлекательного характера. Это может лишь усугублять положение и лишать сил еще больше.
 
Если мы хотим подержать горюющего человека, мы должны отказаться от настойчивых советов, но можем помочь найти ему его способы облегчения боли утраты. Для одного это будет заключаться в возможности выговориться, для другого это будет проведение ритуала прощания, третьему важно будет побыть в одиночестве и не включаться в массовые мероприятия.
 
Если потеря происходит в семье, где есть дети, часто мы можем услышать советы не травмировать детей, не рассказывать детям о смерти, не брать детей на ритуалы прощания, не проживать горя в присутствии детей. Этим мы пытаемся сберечь детей от реальности жизни. Но опыт психологов за долгие годы показывает, что такая забота имеет оборотные стороны.
  • Во-первых, дети чувствуют страдания взрослых, но при отсутствии объяснений не могут присвоить им верный смысл и склонны видеть себя причиной этих переживаний. Поэтому для детей важно учиться проживать эмоции на примере своих родителей, значимых взрослых. Таким образом эти переживания становятся для них выносимыми.
  • Во-вторых, скрывая свои переживания от детей, мы транслируем, что ничего страшного не произошло, что жизнь идет и дальше, словно бы умерший человек не представлял для семьи какой-либо ценности.
  • В третьих, мы лишаем ребенка познавать эту жизнь со всеми ее сторонами и вписывать в представления о реальности факт существования смерти как неотъемлемой части жизни.
  • В- четвертых, мы лишаем ребенка возможности попрощаться с ушедшим, оставляя этот процесс незавершенным. Поэтому если родитель честен со своими детьми, они научаются у него ценности жизни других людей, проживанию самых тяжелых чувств, способности выстраивать жизнь вопреки потерям.

Когда и к кому можно обратиться за помощью?

Случается так, что потеря ранит так сильно, что человек не может справиться самостоятельно с этим горем. Депрессия перерастает в хроническую, горе не отпускает, нарушения психики носят острый клинический характер и человек не способен справляться со своей жизнью, не способен позаботиться о себе на самом элементарном уровне.

В таких случаях важно своевременно обратиться за помощью к специалистам. С такими темами работают психологи, которые могут помочь человеку в горе прожить его чувства, найти ресурсы для построения дальнейшей жизни, пересмотреть свои установки и ценности. В более сложных случаях может быть необходима помощь психотерапевта и психиатра. Своевременная терапевтическая и медикаментозная поддержка помогут избежать осложнений и пережить острое горе с наименьшими потерями и вернуться к жизни.

Мы сознательно не даем конкретных  практических рекомендаций, так как тема глубокая и сложная, и каждый случай проживания горя нуждается в индивидуальном подходе.

Этот материал содержит лишь общие психологические рекомендации. специалиста. Помните, что без знания вашей индивидуальной ситуации невозможно до конца решить ту или иную проблему или исчерпывающе ответить на индивидуальный вопрос. Если вам нужна индивидуальная психологическая помощь, пожалуйста, проконсультируйтесь с вашим специалистом.

Другие статьи

Пожалуйста, оцените материал

Всего оценок: 0

Scroll Up

Если вы хотите получить ответ на свой вопрос или комментарий, пожалуйста,  оставьте свой адрес электронной почты в поле вверху. Обратите внимание, что ваш комментарий или вопрос не будет размещен на сайте, а попадет к сотрудникам фонда на почту. Но мы обязательно вам ответим.